вторник, 5 июня 2007 г.

Bots on The Ground | Когда роботы как люди

«Нашел мину – наступи на неё» - эффективные способы разминирования ©.

Результаты такого разминирования могут разочаровать некоторых из нас… Однако вместо человека на мину может наступить и робот, у которого ног будет больше чем у сороконожки. Оторванная нога у робота и одноногий человек разница более чем ощутима, не правда ли ?! Именно поэтому Марк Тилден, робототехник лаборатории Лос-Аламоса, сделал такого робота. После чего он провел серию испытаний своего многоногого
робота-сапера в Аризоне. Думаю, Вам будет интересно узнать - как это было.

Рассказывает Марк Тилден:

«Робот, полтора метра высотой, похожий на насекомое, отлично справился с работой в реальных условиях. Каждый раз, когда он находил и подрывал мину, он терял одну из своих ног, а затем старался перегруппироваться таки образом, чтобы доползти на оставшихся ногах до базы, оставляя при этом на земле дорожку, ведущую к взорванной мине. В конце концов, у него осталась всего одна нога, но он продолжал тащить свое тельце на базу. Это было восхитительно! Машина отлично работает.
Правда, полковник, наблюдавший за тестированием робота, приказал прекратить испытания. Я спросил его – «что случилось? Вроде бы все отлично работает…»
Оказалось, что полковник, военный, между прочим, человек не мог спокойно наблюдать за тем как робот, словно раненый солдат волочит свое истерзанное взрывами тело по земле и раз за разом отправляется на верную смерть. По его мнению, такие эксперименты бесчеловечны».

Война в Ираке и боевые столкновения в Афганистане выявили необычные грани отношений человека и интеллектуальных машин. Впервые в истории человечества тысячи боевых и служебных роботов использовались в реальных боевых действиях. Использовались как достаточно большие беспилотные самолеты, так и небольшие роботы «орлы», некоторые наземные роботы размером с небольшой танк, другие словно двухкилограммовые гантельки специально, предназначенные для того, чтоб солдат мог забросить их в здание через окно и контролировать ситуацию в помещении с помощью камеры. Роботы занимаются поиском бункеров в горах, мин на дорогах, обезвреживанием взрывчатки, слежкой и, иногда, убийствами.
EOD in Tikrit, Iraq
















Но что ещё более поражает, так это не технически разнообразные возможности роботов, а их влияние на своих хозяев… Под час солдаты награждают своих подопечных пурпурными сердцами или присваивают им очередное звание. «Мы называли его сержант Тейлон,» рассказывает Михаил Максон сержант 737 инженерной роты. «Мы всегда хотели, чтобы именно Тейлон сопровождал нас во время операции. Когда он был с нами –все шло отлично. Он всегда все здоровски делал. Несколько раз рядом с ним разрывались снаряды, а он все продолжал работать. Однажды, когда Тейлон зазбоил, его заменили каким-то другим роботом – этого новичка разнесло на кусочки в первую же операцию. Казалось, мы все предчувствовали, что без Тейлона произойдет что-то нехорошее». Солдаты присвоили Тейлону звание сержанта, это почетное звание, которые получают не все солдаты, ведь сержант обычно - лидер подразделения. Кроме того Тейлон был награжден тремя медалями «Пурпурное сердце».

У людей с давних пор наблюдается тесная эмоциональная связь с вещами, которые создал сам человек. Теперь же когда наши рукотворные создания начинают проявлять некоторые зачатки интеллекта, внешне похожие на разумное поведение, человек ещё больше привязывается к роботам. Стоит ли говорить о ситуациях, когда робот спасает жизнь человеку, а именно это постоянно происходит на войне.
EOD Detachment in Fort Story






















Тед Богош частенько вспоминает один случай, который произошел с ним, когда он работал военным механиком на одной из военных баз, неподалеку от Багдада.

В этот день в мастерскую Богоша заглянул солдат из EODa (саперы). Солдаты и их роботы из EOD занимаются уничтожением черной смерти иракских дорог – самодельных фугасов. Этот солдат держал в своих руках небольшую коробочку. Это было все что осталось от робота - робота, которого ребята называли Скуби-Ду (Scooby-Doo).

«От Скуби осталось действительно немного» - вспоминает Богош - «Лучше всего сохранилась голова робота – коробочка с камерой, примерно 6х6х8 см. С одной стороны этой коробочки виднелись надписи, нанесенные краской – солдаты записывали успешные миссии, выполненные Скуби. Видать, этот робот был действительно дорог для них». Было видно, что сапер, хозяин Скуби, был сильно расстроен. «Казалось он потерял лучшего друга», вспоминает механик - «он говорил, что ему не нужен новый робот - ему нужен его Скуби».

«Иногда они слишком привязываются к роботам, словно к собакам» - говорит Богош - «Видя как надежно роботы выполняют свою работу, как они идут на выполнение задания и как они возвращаются, солдаты постепенно начинают воспринимать их как часть команды. Почти всегда у робота есть имя, а когда с ним что-то случается вся команда переживает за его судьбу… Солдат чувствует, что он может положиться на робота, и это связывает их ещё крепче».
«К тому же каждый робот немного отличается от других роботов, в каждом из них есть что-то личностное, персональное… К примеру, любой робот ведет себя по своему, вы приноравливаетесь к его поведению, когда используете его. Иногда робот словно пританцовывает, когда что-то делает, иногда начнет выдавать такие выкрутасы, что по неволе задумываешься о его скверном характере». После выполнения задания операторы всегда делятся друг с другом впечатлениями о том, как их роботы выполняли то или иное задание… вы понимаете, они говорят, о том как роботы выполняли задания, никак оператор управлял роботом, а как сам робот что-то делал! Помниться был один случай, когда одному из роботов взрывом повредило гусеницу, дак солдат-оператор выполнил задание и после дотащил робота на себе, рискуя погибнуть вместе со своим железным другом. Это было возвращение героя…»
«Я не знаю, правда это или нет, но говорят, что неподалеку от нашего лагеря на реке Тигр, оператор часто выводил своего робота на рыбалку. Он усаживал робота с удочкой в тенечке, а сам уходил… правда, клева обычно в том месте не было…»

Продолжение следует…

Источник - Washington Post
Автор - Joel Garreau, Washington Post Staff Writer
Перевод мой.